~~~


Хотите такие же? Вам сюда!

Категории раздела
Аудио [3029]
Скачать аудиозаписи
Аудио+Видео [50]
Скачать аудио + видео
Видео [3332]
Скачать видеозаписи
Новости [37]
Объявления
Календарь
Архив записей




Главная » 2012 » Апрель » 5 » ЛЕГАР Франц – Паганини / LEHÁR Franz – Paganini
16:57
ЛЕГАР Франц – Паганини / LEHÁR Franz – Paganini

ЛЕГАР Франц  / LEHÁR Franz 

Паганини (оперетта в 3 актах)  /  Paganini (Operette in 3 Akten) 



Либретто Пауля Кнеплера и Белы Йенбаха

Премьера: 30.10.1925, "Иоганн Штраус-театр", Вена

 


Действующие лица и исполнители:

 

Maria Anna Elisa / Мария Анна Элиза, сестра Наполеона, принцесса Лукки и Пьомбино

Kristiane Kaiser

Niccolò Paganini / Никколо Паганини, скрипач

Zoran Todorovich

Bella Giretti / Белла Джиретти, примадонна, возлюбленная князя

Eva Liebau

Marchese Giacomo Pimpinelli, Kammervorsteher der Fürstin / Джакомо Пимпинелли, камергер принцессы

Martin Zysset

Fürst Felice Bacciocchi Князь Феличе Баччокки, муж Элизы

Jörg Schörner

Chor des Bayerischen Rundfunks

Münchner Rundfunkorchester

Dirigent: Ulf Schirmer

 


29 апреля 1923 года, накануне пятидесятитрехлетия, к Легару в руки случайно попало либретто «Паганини» – о похождениях знаменитого скрипача в Лукке и о его любовном приключении с княгиней Анной Элизой, сестрой Наполеона. Пьеса привела Легара в восторг, в тот же вечер он сочинил весь первый акт и, усталый и счастливый, написал внизу нотного листа: «Подарок Бога к моему дню рождения».

Автором пьесы был венский композитор и либреттист Пауль Кнеплер; он предназначал пьесу для себя, но охотно уступил сочинение музыки Легару и вместе с Белой Йенбахом (одним из либреттистов прогремевшей уже «Сильвы») принялся за доработку пьесы. Она получилась действительно не совсем обычной, соединившей правдоподобный сюжет и возвышенно-романтическую идею. Внезапно вспыхнувшая страсть между демоническим скрипачом и супругой князя Лукки Анной Элизой, случайно встретившимися возле деревенской таверны; эпизод концерта Паганини в княжеском дворце, когда с первыми тактами его музыки меркнут люстры, возникают ведьмы и вакханки и мечутся в бешеном танце. (Ведь именно такое ощущение рождалось у слушателей знаменитого скрипача, почему Паганини в свое время и был заподозрен в связи с нечистой силой!) Мгновенная его новая любовь – к примадонне оперы Белле Джиретти. И мудрая, великодушная Анна Элиза понимает, что музыкант не должен быть во власти любви – он принадлежит только своему искусству, а владеет всем миром. Чтобы попрощаться с ним, княгиня не боится ночью прийти в стан контрабандистов, которые должны переправить Паганини за границу. Паганини целует ее руки, она обнимает его и быстро уходит. «Мимо!» – многозначительно произносит Паганини (изречение гетевского Мефистофеля) и обращается к своему импресарио: «Бартуччи, пойдем в  мир!» Они переходят границу, освещаемые восходящим солнцем. Впервые в оперетте влюбленные расставались. Но это еще не казалось трагедией. Тут было удовлетворение исполненным долгом, победа вечного над преходящим, художника над влюбленным.

С работой над «Паганини» связан любопытный инцидент. Известно, что друзья отговаривали Легара браться за эту тему – ведь Паганини, по преданию, продал душу нечистой силе, и мало ли что... Композитор отмахивался от суеверных предостережений. Но в вечер премьеры в Иоганн-Штраустеатре, 30 октября 1925 года, незадолго до начала спектакля (Легар, которому предстояло дирижировать, сильно нервничал) ему подали визитную карточку, на которой стояло: «Никколо Паганини. Генуя. Я жду вас у служебного входа». Легар побледнел. Однако в сопровождении либреттиста Кнеплера пошел на эту жутковатую встречу. Был дождливый осенний вечер. На улице у служебного входа стоял высокий человек, закутанный в черное. Он откинул плащ – лицо Паганини. «Я пришел пожелать вам успеха», – сказал он. Пожав руку ошеломленному композитору, он исчез в ненастном сумраке улицы. Ничего сверхъестественного в этом случае, конечно, не заключалось: это был один из потомков Паганини, похожий на своего деда и, видимо, любивший культивировать его мистическую легенду. Пожелание его в тот вечер не сбылось: премьерной публике спектакль не понравился. Причиной тому было и непривычное содержание, и неудачный выбор исполнителя на главную роль – Карла Клевинга, массивного малоподвижного блондина скандинавского типа, стяжавшего славу в партиях Вагнера.

Успех «Паганини» пришел через три месяца в Берлине. Этот день примечателен для оперетты втройне. Композитор Легар обрел художественное обновление. Музыкальный театр получил новый жанр легариад. Великий певец и актер Рихард Таубер вступил в новую полосу творчества и стал отныне добрым гением Легара. Сын видного актера и опереточной субретки, сам наделенный редкой музыкальностью, он от рождения был «обречен» театру и музыке. Едва начав учиться пению, передумал и решил стать дирижером. В восемнадцать лет окончил капельмейстерскую школу при Франкфуртской консерватории затем продолжил вокальное образование во Фрейбурге и служил как дирижер-репетитор в театре города Хемница. Карьера певца началась так, как почти всегда начинаются сценические карьеры великих актеров: однажды перед спектаклем «Волшебная флейта» заболел и отказался петь исполнитель партии Тамино, Таубер подменил его с ходу, без репетиции. На его счастье, в этот вечер на спектакле присутствовали генерал-интендант Дрезденской придворной оперы граф Зеебах и главный дирижер Эрнст фон Шух, которые сразу оценили данные певца и ангажировали его в Дрезден. Восемь лет служил Таубер в прославленной труппе Дрезденского театра, исполняя теноровые партии в операх Моцарта, Россини, Верди, Вагнера, д'Альбера. В 1923 году был приглашен в Венскую государственную оперу и в начале 1924 года встретился с Легаром. Они подружились, и дружбе не мешала ни двадцатилетняя разница в возрасте, ни противоположность характеров. Легар был сдержан, скрытен, осторожен в знакомствах, очень обязателен, аккуратен до педантизма; Таубер – пылкий, увлекающийся, открытый, расточительный в деньгах и чувствах. Может быть, именно эта противоположность и влекла их друг к другу. «Мы можем позволить себе роскошь быть братьями не по крови», – говорил Легар.

Директор Берлинского театра Зальтенбург пригласил Таубера выступить в партии Паганини. 30 января 1926 года состоялась подлинная премьера «Паганини», прошедшая с громовым успехом, какого давно уже не знал Легар. На следующий день все берлинские газеты поместили восторженные рецензии. Несколько выдержек из них передают впечатления и стиль тогдашней театральной прессы.

«Музыка расцветает в сияющей красоте, возносит из области свободы духа в высшую духовную сферу... Что побудило Легара? Окрылило ли его проникновение в существо великого скрипача так, что он воспроизвел в звуках и его окружение, каким оно представилось его внутреннему взору? Напрасно искать разгадку – нужно радоваться результату, ибо радоваться есть чему... Один номер побивает другой, вальсовые и танцевальные песни ласкают слух, манят и покоряют. Это лучший Легар. Искусство, которое зажигает божественные искры...».

«Светлые мелодии, всегда в живых ритмах, разрешающиеся в романтическом напряжении судьбы художника, чье сердце и душа спорят с призванием. Рихард Таубер, этот певец-аристократ, и Вера Шварц, женщина музыкальная в высшем смысле слова, наделили спектакль такой художественностью, какая в оперетте встречается редко. Брызжущая веселость, улыбка и ликование, шкала всех настроений художника, трагизм призвания и самоотречения получили у Рихарда Таубера чудесное воплощение. Когда он поет свою арию о поцелуях («Охотно целовал я женщин»), глаза пронизывают партер, рука во всей мускульной силе – перед глазами, на лице выражение дразнящей шаловливости, и мелодия звучит в фантастическом, светящемся изнутри настрое, потом партер и ярусы бурно аплодируют, прося повторения, и Таубер щедро исполняет просьбы. И опять, и опять звучит песня, Таубер привносит в нее все новую прелесть, все больше радости, так что этому прекрасному исполнению достается штормовая, безудержная благодарность».

«Таубер спел: «Охотно целовал я женщин». Один раз. Два. Три. Раз – звучно. Раз – тихо. Раз – как эхо. Шепотом. Замирая. С маленькими украшениями и каденциями, которые привели публику в восторг. Шварц поет прекрасный романс „Любовь – небо на земле" и ведет его победно к самым высоким регистрам. Потом они оба слились в прекраснейшей мелодии партитуры: „Кто любил тебя, как я". Когда я в Иоганн-Штраустеатре в первый раз услышал эти кровью сердца написанные звуки, у меня на глазах выступили слезы. И в этот раз тоже – у меня и у других. Сущий дьявол этот Легар.

Сколько вам лет, уважаемый маэстро Легар? Шестьдесят? Да бросьте! И вы пишете такую небесную, рожденную юношеской влюбенностью музыку? Вам шестьдесят! Вы этого не знаете... Вся гамма от незамысловатого танцевального дуэта до страстно поднимающихся оперных фраз пронизывает музыку. Паганини дана загадочно-мистическая тема, которая сопровождает его всюду. Второй акт утопает в роскошной музыке... Это далеко от всех мод на шимми – личное, легаровское». (Шимми, вероятно, тогда казалось чем- то вроде сегодняшнего рока.)

«Франц Легар сочинил либретто и насытил его музыкой, прекрасной, текучей, нежной музыкой. Ее воздействие так сильно, что после песни Таубера спектакль в течение минуты не мог двигаться дальше и композитор должен был посредине акта благодарить за овации».

Они стояли за кулисам; и, зал все еще содрогался от аплодисментов. На глазах Легара выступили слезы. «Знаешь, Рихард, – сказал он, – в сегодняшний вечер я заново родился как художник».

В Советском Союзе «Паганини» встретил несколько иной прием. Сказалось, может быть, давнее скептическое отношение к Легару. Поставленный впервые Харьковским театром музыкальной комедии, он вызвал недоумение. «Бывшее на сцене – к какому жанру? Музыкальная комедия – отвечает афиша. Да неужели? Для музыки — слишком много слов, для комедии – слишком мало смеха... Это Легар – в былом ведь какой искусник опереточных рукоделий – но Легар, творчески живущий на проценты с прошлого капитала... "Паганини" настолько угрюм, что трудно разыграть его весело».

Другая харьковская газета вместо рецензии поместила стихотворный фельетон.

В каждой честной оперетте

Даже в наши времена

Было так всегда в предмете:

Он, конечно, и она.

Он в нее влюбился люто,

А она в ответ в него.

Из любви их почему-то

Не выходит ничего...

И с преградою досадной

Им не справиться никак.

Тут же рядом за каскадной

Увивается простак.

Под конец — две свадьбы разом!

Было так всегда пока.

Но зашел вдруг ум за разум

У Легара-старика...

Так все вышло у Легара,

Не по-старому никак.

Под венцом одна лишь пара,

Паганини — холостяк!

Публика обиделась на необычность. О спектакле много спорили, но ни к каким выводам о правомочности или неправомочности легариад не пришли. Театры предпочитали отыгрываться на «Веселой вдове», «Графе Люксембурге» и «Цыганской любви», которые давно уже завоевали права гражданства, стали испытанными кассовыми названиями и везде сулили сборы и успех.

Последние оперетты Легара – их после «Паганини» было пять — объединяются в цикл, известный под названием «Траубер-оперетты».

 По А.Р. Владимирской

 

 

Формат: МР3 257,0 МВ - Скачать материал

"Зеркало" - Скачать материал 1






Категория: Аудио | Просмотров: 2727 | Добавил(а): Vik
Теги: Оперетта, Паганини, Легар Ф., Lehár F., Operette, Paganini | Рейтинг: 1.0/11


Вас может заинтересовать:


Всего комментариев: 1

Комментирует Dirigent | Дата публикации: 2012 Апр 05 в 17:04 |
0

Вот это круто.
Спасибо!
Спам
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Регистрация займет не больше 3 минут. Не работает ссылка? Напишите об этом в форме обратной связи. Не забудьте приложить ссылку на материал.
[ Регистрация | Вход ]
Важное




Читать IntermezzoTwit в Твиттере


Мы ВКонтакте

Профиль

Среда 2017 Май 24
14:53

Ваш IP: 54.198.118.102



Яндекс-поиск
Поиск
по заголовкам

по всему сайту
Наша кнопка


Материалы по тегам
Поиск нот
Скачать бесплатно ноты, табы, минусовки, тексты песен, mp3
Поиск бесплатных нот, табов, минусовок, текстов песен и mp3

Copyright: Интермеццо. Интернет-библиотека классической музыки. © 2011 - 2017
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика